«РИН» использует для изготовления протезов новейшие технологии


31 мая, протезно-ортопедический центр «РИН», который помогает людям с ограниченными возможностями обрести свободу передвижения и независимость, почувствовать себя полноценными людьми, отметит двадцатилетие.

Паралимпийская чемпионка Ирина Полякова примеряет новые протезы

Паралимпийская чемпионка Ирина Полякова примеряет новые протезы

Стали доступнее

К юбилею компания полностью переоборудовала свой головной офис, на сто процентов адаптировав его под нужды «маломобильных» людей.

Здесь появился современный подъемник, которым могут воспользоваться те, кому трудно подниматься по лестнице, а также мамы с детьми в колясках. Лифт поднимается на второй этаж прямо с улицы.

На парковке у офиса по всем правилам оборудованы места для инвалидов. Правда, несмотря на знаки и разметку, эти места, как правило, занимают водители, у которых со здоровьем все в порядке.

В офисе протезно-ортопедического центра стало намного просторнее, появились туалеты и душевые, специально оборудованные для инвалидов. Теперь посетителей у входа встречает администратор, который подскажет алгоритм действия и направит к нужному специалисту. В центре предусмотрели и уголок для детей: чтобы они не скучали, для них приготовили игрушки.

Штучные специалисты

На двадцатилетие компания пригласила своих партнеров — руководителей органов соцзащиты и фонда социального страхования, постоянных клиентов и поставщиков — представителей как российских, так и зарубежных компаний.

— К сожалению, уровень протезирования в России отстает от мировых стандартов, но мы активно учимся у зарубежных коллег и перенимаем их опыт и передовые технологии, — говорит исполнительный директор протезно-ортопедического центра «РИН» Ксения Суворова. — До 1917 года Россия была одной из передовых в области протезирования, поворотным моментом стала Вторая мировая война. Если Советский Союз поставил выпуск протезов на поток, то немцы, например, подошли к каждому инвалиду индивидуально. Протез — сложная биомеханическая конструкция, поэтому ту часть, которая называется культеприемной гильзой и должна соответствовать индивидуальным параметрам каждого пациента, мы изготавливаем в нашем центре, а «полуфабрикаты»: коленный модуль, стопу и прочие механизмы — закупаем у российских и иностранных производителей.

Читайте также:  Как протез стал произведением искусства

Кстати, в отличие от зарубежных стран, где готовят протезистов в вузах, в России до сих пор нет ни одного специализированного высшего учебного заведения, поэтому все специалисты — штучные.

— Сейчас в нашей компании работают четыре протезиста и один ученик, — говорит Ксения Суворова. — Мы принимаем на работу молодых людей с высшим образованием, преимущественно с медицинским, а потом годами обучаем их у себя на производстве. Один из учредителей нашего предприятия и главный врач Владимир Козлов долгое время работал на государственном протезном заводе. Вот он протезист от Бога! Все наши специалисты работают в центре больше десяти лет. Прежде чем инвалид уйдет от нас на ногах, протез пройдет цикл пробной носки. Специалисты многих предприятий выезжают для снятия слепка и примерки, но, чтобы изготовить хороший протез, которым бы человек мог пользоваться по 15-17 часов в сутки, обслуживание на дому неприемлемо. Мы также изготавливаем индивидуальные жесткие корсеты по гипсовым слепкам. Наш центр один из немногих, где могут делать корсеты с головодержателями, мы изготавливаем их даже для самых маленьких пациентов. Наши корсеты легкие и удобные, потому что сделаны по фигуре, их можно снимать и мыть.

Специалисты центра также изготавливают индивидуальные жесткие тутора на верхние и нижние конечности, которые используются при неврологических заболеваниях и заболеваниях опорно-двигательного аппарата.

Специалист подскажет

Помимо Казани производственная база для изготовления корсетов и туторов есть и в Нижнекамске. Также сделать заказ и слепок можно в Набережных Челнах, Альметьевске и Елабуге.

Кроме того, во всех этих городах можно получить протез груди.

— В нашем контракте прописано, что пациентки не должны ездить за протезом дальше 200 километров, поэтому мы держим большие запасы экзопротезов и белья в наших подразделениях, — говорит Ксения Суворова. — У нас большая номенклатура, так что проблем с подбором не будет. Мы работаем со всеми крупными производителями из России, Польши, Германии и стран Балтии, которые шьют специальное белье и купальники на любой вкус. Есть и свое небольшое производство, где шьют белье для нестандартных фигур по спецзаказу.

Читайте также:  В Архангельской области запускают производство детских протезов

За последнее время «РИН» существенно расширил свой ассортимент за счет сложной ортопедической обуви. До сих пор ботиночки для детей с ДЦП можно было шить только на заказ. Бесспорно, это самая правильная обувь, однако она сразу выдавала недуг малыша. Сейчас российские производители научились делать не только правильную, но и красивую обувь для таких детей. За редким исключением она подходит большинству маленьких пациентов. В центре работает специалист-ортопед кандидат медицинских наук, врач высшей категории Фания Биктимирова, которая правильно подберет ботинки.

Прямая речь
Владимир Суворов, директор протезно-ортопедического центра «РИН»:

— Два года назад в России были отменены лицензии на протезно-ортопедическую деятельность. Если до этого все предприятия, работающие в данной отрасли, жестко контролировались, лицензия выдавалась только при наличии серьезной материальной базы, оборудования, помещений и, самое главное, квалифицированного персонала, то сейчас получается, что протез может изготавливать кто угодно и где угодно — в подвале, на чердаке, на крыше, в гараже или сарае.

Сейчас все предприятия работают по итогам аукционов, где единственный критерий победы — низкая цена. А это как раз гарантия того, что никакого качества не будет. Дешево и в то же время хорошо бывает очень редко. Одно дело, когда речь идет о тростях и костылях, другое, когда мы говорим о таком индивидуальном продукте, как протез. И если учитывать все инновационные технологии, дешево однозначно не будет.

Есть ли выход из этой ситуации? В профессиональной среде обсуждается вопрос создания саморегулируемой организации, которая бы контролировала деятельность протезно-ортопедических предприятий. Однако неизвестно, сколько времени пройдет, прежде чем она по-явится и заработает. А пока никаких барьеров для недобросовестных компаний просто нет.

Читайте также:  В Японии прошел фешн-показ протезов

Хотелось бы заострить внимание еще на одной проблеме — сегодня списки нуждающихся в протезах формируются без учета пожелания людей с ограниченными возможностями. А это значит, что инвалидов, которые из года в год протезируются в одном и том же центре, могут отправить туда, куда им вовсе не надо. Возможность вернуться в тот центр, где инвалида знают, есть, однако это связано с бюрократическими проволочками, которые создают лишние сложности для пациентов.

Идеальным выходом в данной ситуации мог бы стать сертификат на протезирование по аналогии с родовым сертификатом — когда пациент сам смог бы выбирать, в какое протезное предприятие ему обращаться. Тогда бы заработали рыночные механизмы, что существенно повысило бы качество услуг.

Кроме того, сертификат позволил бы инвалидам обрести свободу передвижения. Им не нужно было бы больше привязываться к своей прописке и обращаться на предприятия своего региона, где, возможно, применяют давно устаревшие технологии.

Контакты

Протезно-ортопедический центр «РИН»

г. Казань, проспект Ямашева, д. 36 тел. (843) 519-99-67, 519-78-19, 521-37-40, 521-36-21

Обособленные подразделения: г. Набережные Челны, пр. Мусы Джалиля, д. 56 тел. (8552) 77-25-99

г. Нижнекамск, ул. Корабельная, д. 8 тел. (8555) 36-51-56

г. Альметьевск, пр. Тукая, д. 27 тел. (8553) 32-46-14

г. Елабуга, ул. Строителей, д. 27тел. (85557) 3-31-47

Комментарии и отзывы

Нашли орфографическую ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter