Знакомьтесь, паралимпийская чемпионка Паскаль Беркович


Встрече с этой женщиной было отведено время в довольно плотном списке моих дел примерно за полгода до самого события, назначенного на 13 декабря 2011, 14:45, самую середину рабочего дня, в одном из лекционных залов больницы Шнайдер.
Изначально я планировала привести туда и своих сотрудников, но после того, как мне было сообщено, что, вообще-то, лекция закрытая — только для персонала больницы и иже с ними -, я умерила аппетиты и привела только Гершона (все равно силой не выгонят). С работы я ушла, Гершона забрала с середины учебы, и мы поехали.

Эта была лекция, тема которой формулировалась в рекламном листке так:
«????? ????????? ???? ?? ????????????? ??? ????? — ????? ?????
(«История выживания (противостояния?) вопреки всем шансам.»)
Паскаль рассказывала краткую историю своей яркой жизни.

Когда Паскаль въехала на своем компактном инвалидном кресле в фойе, первая мысль, на которой я поймала себя: «Какие живые и счастливые у нее глаза.» И это то, с чего она начала встречу: она представилась, как счастливая женщина. Она рассказала, какие проекты и в каких сферах она успешно продвигает: тележурналистка, режиссер, лектор, писательница (автор международных бестселлеров), олимпийская спортсменка, мама двух дочек… «Ну, и хороший, проверенный временем брак с прекрасным партнером тоже не вредит моему ощущению себя, как счастливой женщины,» — добавила она, улыбаясь.

Паскаль Беркович

Паскаль говорит о том, что если проследить, что отличает людей явно успешных от рядовых, то, в большинстве случаев, в первых не обнаружится ни особо выдающихся способностей, ни особо богатых родителей, ни каких бы то ни было других объективных преимуществ перед их сверстниками. Что да будет отличать большинство из них — это огромное желание преуспеть.

Паскаль родилась во Франции, в провинции, не в самой лучшей и ничем не выдающейся семье; район, где она желал, имел довольно дурную славу. Единственным местом, где она чувствовала себя хорошо, была школа. В школу Паскаль ходила с радостью, проводила там бОльшую часть своего времени, и училась очень хорошо.
«У нас в школе был богатый выбор кружков: кружок художественной гимнастики, кружок художественной гимнастики, кружок художественной гимнастики и… кружок художественной гимнастики. Выбрать среди множества этих кружков было нелегко, но в конце концов я остановилась на … правильно :)… кружке художественной гимнастики.»

…Когда она пришла на первое занятие, девочки — высокие, стройные и красивые — переглянулись и захихикали: Паскаль была самой низенькой и толстенькой девочкой в школе. Но она уже тогда, на первом занятии, решила, что попадет в сборную школы. Она стала заниматься КАЖДЫЙ ДЕНЬ. Через год к ней подошла тренер сборной, сказала, что давно обратила внимание на ее усердие, и предложила войти в сборную. Не прошло много времени, как Паскаль стала чемпионкой Пикардийского округа по художественной гимнастике.

Паскаль жила на севере Франции, а училась в Париже. Однажды она опоздала на электричку. Когда ровно в 6 она забежала не перрон, поезд уже отъезжал. Стоял декабрь месяц, -21 градус по Цельсию. Паскаль заметила, что одна из дверей предпоследнего вагона все еще открыта. Паскаль — юная, ловкая, быстрая, не привыкшая отступать, уверенная в себе — побежала и ухватилась за поручень. Поезд набирал скорость, платформа была скользкой, поручень тоже. Она поняла, что не справится и решила отпуститься, посчитав, что упадет на платформу. Но расчет не оправдался. Ее затянуло под поезд. Она успела почувствовать холодный рельс на шее, и — тут сказалась спортивная закалка — чисто инстинктивно, желая уйти от этого неприятного ощущения холода, она успела развернуться под поездом на 180 градусов — так, что на холодный рельс легли ноги; и… колеса поезда проехали по ним…

«Ну, вы же врачи, — говорит Паскаль, улыбаясь, — Вы же понимаете, что, когда такое происходит, боли не чувствуешь. Чувствуешь электрический разряд по всему телу…» Она еще углубляется в подробности, но я уже, кажется, не слышу их. Помню, как всверлилась пальцами в края сиденья своего кресла, а Паскаль сжалилась над публикой и дальнейшие детали опустила.

Это происходило в декабре 1984 года. Паскаль на тот момент 17 лет.
Она лежала на земле, между рельсами, в 21 градус мороза. Вначале пыталась взывать о помощи, но на перроне не осталось ни одного человека. И Паскаль быстро поняла, что бессмысленно тратить драгоценные силы на крик. Так она пролежала 47 минут. Ровно 47 минут. Прямо над ее головой висели часы, и она пристально следила, как скакала от деления к делению минутная стрелка. «Да, все это время я была в полном сознании. Тогда, лежа на шпалах, я поняла, что сейчас начинается главное и настоящее испытание моей жизни. За эти 47 минут, — говорит Паскаль, — я успела заново родиться, вырасти, повзрослеть, многое понять о жизни вообще и о себе — в частности, узнать, что такое настоящий страх, пережить ряд настоящих духовных откровений, от рассказах о которых я на данный момент воздержусь. Это были потрясающие 47 минут в моей биографии. К этому следует еще добавить, что с какого-то момента каждая минута возвращала мне чувствительность и прибавляла боли, а кроме того, как я уже сказала, я опоздала на 6-часовой поезд, а в 6:50 должен был прийти следующий…»
Паскаль уже приготовилась к самому худшему:»Я пережила, когда надо мной проехали полтора вагона, переживу и еще 7.»
Но тут на перрон пришли два первых пассажира поезда на 6:50. Они увидели ее, закричали и убежали в здание станции. Там они бросились к диспетчеру и сказали, что на ее станции на рельсах лежит девочка!

Читайте также:  Воля к жизни

«Да, да, — ответила диспетчер, — я знаю. Она еще жива? Я ее видела, но она была в таком состоянии, что я решила, что лучше всего для нее будет умереть.»

…»Вы представляете, каким невероятным везением нужно обладать, чтобы одним из первых пассажиров, пришедших к поезду 6:50, оказался парамедик?! А это то, что произошло. Увидев меня, он стал зеленого цвета, закричал и убежал… Но вернулся :). С носилками.»

Я не буду пересказывать всю историю… И в этом месте я сокращу. Скажу лишь, что после 47 минут, проведенных на рельсах, Паскаль еще 5.5 часов (!!!) ждала в машине скорой помощи, пока за ней пришлют вертолет, чтобы доставить в больницу, где ее ждали для операции опытные хирурги. Собственно, парамедик открыл перед ней две опции: поехать немедленно в ближайшую больницу, но там работают только врачи-стажеры, второй вариант — ждать, пока пришлют вертолет и отвезут ее в хорошую, но далекую больницу, где о ней уже, в принципе, знают, и ее ждут. И Паскаль, взвесив все «за» и «против», выбрала второй вариант.

«Я решила, что под наркозом, в руках профессионалов, от меня уже ничего не будет зависеть. А здесь я лишь должна подождать. И я решила, что у меня хватит сил. Я подумала, что если уже Б-г дал мне пережить и преодолеть одной те 47 минут на холодных рельсах, то явно не для того, чтобы теперь умертвить, когда я лежу в теплой машине в компании симпатичного и доброго парамедика.» Паскаль подчеркивает, что этот парень, помимо всего прочего, поставил на карту свои карьеру и заработок семьи, предоставив ей право выбора, приняв ее выбор и оставшись с ней ждать вертолет. «Поймите, обязанность парамедика — взять пострадавшего и доставить в ближайшую больницу для оказания скорейшей медицинской помощи. А он сделал все наоборот. Мы были с ним повязаны: если бы я умерла у него в машине, это был бы конец его карьере.»

Я, честно говоря, не представляю, как она не умерла за такое время от потери крови, но там, плюс ко всему вышеперечисленному, была и еще одна деталь: парамедик пытался дать Паскаль порцию донорской крови, и уже в процессе она обратила внимание, что кровь не ее группы. Ее группы в запасе, кстати, вообще не оказалось.

…После нескольких часов ожидания парамедик связался с кем-то в очередной раз, и Паскаль слышала, как он «рекламирует» ее по рации. Он говорил, какая она юная, какая веселая, какая красивая, какая сильная, как хорошо учится. Он хотел, чтобы поторопились с отправкой вертолета. Неизвестно, что уж там повлияло, но вертолет, наконец, прислали.

…Когда Паскаль очнулась от наркоза после многочасовой операции, хирург Владимир Миц, проводивший операцию, с прискорбием сообщил, что вынужден был отрезать ей обе ноги. Ее реакцией было искреннее удивление: зачем ему понадобилось для этого столько времени — поезд проделал это до него за доли секунды. Лежа в послеоперационной, Паскаль видела через стеклянную стену, как хирург говорил с прибывшими к тому времени в больницу родителями и сестрой.
«Наверное, тогда я научилась читать по губам. Он говорил, что я молодая, сильная, здоровая и жить буду. Что потерять ноги — это еще не конец света. Вот такое движение (она согнула три средних пальца на правой руке, и поднесла ее к уху) я, дескать, делать смогу — буду работать в каком-нибудь офисе, отвечать на телефон. Потом, если повезет,  найду себе другого такого же как я калеку и выйду замуж, а при нынешнем развитии медицины, имея большое желание, даже смогу родить. Будет какая-то семья. Я смотрела на лица своих родственников и понимала, что с этого момента мы существуем в разных мирах. Я чувствовала себя героем, а они видели во мне инвалида. Всю свою жизнь до этого самого момента я занималась только одним: удовлетворяла желания других, старалась быть для них хорошей девочкой — такой, какой они хотели меня видеть. Я поняла, что если продолжу и дальше эту линию, то с этого дня должна буду стать бедным инвалидом, которого где посадят, там он и будет сидеть. Мне это не подходило.

Читайте также:  Балерина вернулась к танцам после ампутации ноги

Я решила, что с этого момента я начинаю свою жизнь и по своим правилам. Я решила, что настало время начать реализовывать свои собственные мечты.
Я задала себе вопрос: о чем я больше всего мечтаю в жизни? И ответила на него: самой большой моей мечтой на тот момент, моим «ВАУ» было стать израильтянкой и призваться в израильскую армию.» И тогда, в послеоперационной, она решила эту мечту воплотить.

В 16.5 лет Паскаль впервые посетила Израиль в составе группы молодежи, приехавший на лето по программе в Израиль помогать на добровольных началах армии. Она ремонтировала танки. В июле 1985, по исполнении ей 18 лет, она собиралась призваться. В декабре 1984, как я уже указала выше, произошла ее авария.

О том, что случилось с Паскаль, узнали в Израиле ее друзья — те, кто поддерживал ее в той поездке, кто собирался помочь ей с репатриацией и призывом. Среди этих людей был Аарон Давиди. Он приехал во Францию, специально чтобы навестить Паскаль в больнице. Он привез ей приветы от всех, кто узнал и полюбил ее, и сказал, что если она по-прежнему имеет желание служить в израильской армии, то он поможет ей его осуществить, и она будет лично под его опекой. Через полгода Паскаль позвонила Аарону Давиди и сообщила, что готова ехать. «Он спросил, закончила ли я все необходимое лечение. Я соврала, что закончила, а он сделал вид, что мне поверил.»

В июне 1985 года Паскаль Беркович репатриируется в Израиль. Она приезжает сюда одна, на инвалидном кресле и с 2 тыс. шекелей в кармане. Ее родители намеренно выдали ей мизерную сумму, в надежде, что, потратив эти деньги, ей ничего другого не останется, как вернуться домой. Паскаль не вернулась во Францию.
Через год она — солдатка армии обороны Израиля.

… В израильской армии, как известно, блюсти фигуру непросто. (Одна из особенностей армейской кухни (по сей день) — непропорционально большое использование жира.) Паскаль начинает полнеть. Аарон Давиди видит девочку в инвалидном кресле, на глазах округляющуюся. Эта тенденция ему не нравится, и он определяет ее в группу по плаванью. И Паскаль, с присущим ей перфекционизмом, очень скоро попадает в сборную. Она говорит, что с тех самых пор вся ее жизнь — это движение от мечты к мечте. Она, смеясь, рассказывает, что парней меняла примерно раз в 3.5 года, и как-то так получалось, что каждому очередному ее другу на старте отношений всегда оказывалось 26 лет.
«Знаете, мужчины склонны стареть, — шутя сетует она. — Я специально выбрала себе мужа на10 лет младше себя — чтобы можно было успокоиться на первое время :).» («??? ???? ???? :)»)

После армии она едет на несколько лет в Сирию — работать журналисткой. Когда ее спрашивают, не было ли ей там страшно, она отвечает, что 47 минут лежала в 21-градусный мороз на рельсах…

В 30 лет она решает, что пришло время реализовать новую мечту: обзавестись семьей. Она возвращается в Израиль, выходит замуж и рожает свою первую дочку, Эден.

На очередном витке жизни, в 2007 г, Паскаль получает предложение от своего друга Рона Болотина : освободилось место в паралимпийской сборной Израиля по гребле на каяках, ей предлагают попробовать себя в новом виде спорта. До паралимпийский игр в Бейджине 2008г. остается 10 месяцев. Паскаль сомневается: у нее семья, дочь, нужно работать, зарабатывать. Муж убеждает ее согласиться. «Такая возможность выпадает раз в жизни.» Он говорит, что готов все взять на себя: дом, ребенка — лишь бы Паскаль решилась на очередную авантюру. И она начинает тренироваться. (Это пополняет послужной список других видов спорта, которыми она к тому моменту профессионально занималась: снэплинг, альпинизм).

Читайте также:  «Представить себе даже не могла: буду танцевать, сидя в инвалидной коляске»

В 2008 г. Паскаль посылают в Германию участвовать в первенстве на мировой кубок, откуда она привозит 2-е место, после чего удостаивается представлять сборную Израиля в паралимпийских играх в Бейджине, где занимает 8-е место (она говорит, что была собой разочарована.)

После этого они с мужем решают, что пришло время завести второго ребенка. И Паскаль рожает еще одну девочку, Мику. Мике сейчас 2 года.
Год назад Паскаль вернулась к ежедневным тренировкам. Она готовится к олимпиаде 2012 года в Лондоне.

Одна из важных вещей, которой я нашла подтверждение на этой встрече, и к пониманию которой пришла в 21 год(первый раз), а потом углубила его в 28 и 29 лет — что изнутри вещи видятся иначе, чем снаружи… Банально, но у актеров/режиссеров, например, «понять» имеет другое значение, и я употребляю слово «понимание» в этом «актерском», если хотите, смысле. Не «понять мозгами», а «пропустить через себя». Когда всем вокруг ты кажешься самым несчастным человеком на свете, а твоя ситуация — одним непроходимым кошмаром, и только ты чувствуешь, будто окутан коконом света, полным своими особыми радостями, своим особым, никому недоступным смыслом… Когда ты счастлив, казалось бы, вопреки любой здравой логике…Я вот про эту волшебную фразу:»Я была в порядке. Я чувствовала себя героем, а они видели во мне инвалида.» Я потом нашла в интернете интервью с ней, где кто-то спросил, хотела ли бы она стереть ту аварию из своей жизни. И она ответила, что вряд ли… Что та авария стала частью ее. И отсутствие ног — это часть ее самой. «У меня кудрявые волосы, голубые глаза и нет ног. Это все — я.»

99% людей, пережив такое, всю оставшуюся жизнь ели бы себя за то, что пытались вскочить в тот поезд. А она еще тогда поняла, что это — часть ее пути. Ну, глупость, ну, роковая, а кто может прожить жизнь без глупостей? А кто не совершал в свои 17, 19, 20 лет роковые глупости? Дело не в глупостях, дело в том, что ты потом делаешь с последствиями, куда они берут тебя, а ты — их…
Паскаль с ногами достигла бы бОльших успехов, чем Паскаль без ног? Вряд ли. Она не отказалась в жизни ни от одной мечты. Но с ногами это было бы в рамках обычного, а без ног — это ВАУ. Это принципиально другой уровень сложности… Выйти замуж за хорошего, красивого парня… Ну, ок. А выйти замуж за хорошего, красивого парня, будучи без ног? Вау! Родить и растить двух дочек… Ну, ок. А родить и растить двух дочек, будучи без ног? Вау! Репатриироваться одной в новую страну, служить в армии и т.д. и т.п.

Паскаль отметила еще один момент: трудности, с которыми в своей жизни приходится справляться ей, видны всем и сразу, и когда она их преодолевает, это тоже видно всем, и люди ее за это уважают, что, в свою очередь, придает ей силы. Она сказала, что безоговорочно признает, что физические трудности пережить легче, чем психологические… То, что человек переживает внутри, никто не видит. После одной из лекций к ней подошел парень, выразил свое восхищение и сказал:»У тебя такая тяжелая ситуация, а ты светишься счастьем, энергией, любовью к жизни. А я здоровый, и все у меня, вроде бы, нормально, а мне каждое утро приходится отскребать себя от кровати. Я в непроходимой депрессии. И я понимаю, что эта проблема ничуть не менее реальная, чем моя, хотя ее и не видно со стороны, и ему в тысячу раз сложнее, чем мне.»

Кто-то из друзей Паскаль пошутил: «Паскаль такая низенькая, что когда она смотрит на полупустой стакан, стоящий на столе, ей видна только его наполненная часть.»

Одно странное наблюдение… Я попросила у Паскаль рекламные листки, чтобы предложить устроить с ней встречу на работе. Один из этих листков лежит у меня на рабочем столе. Как-то я взглянула на него, и вдруг имя «Паскаль» разделилось у меня на два слова:»пас» и «каль»… Я знаю, у меня есть склонность к мистификации… Но такие совпадения… Не знаю…
(«Пас» (??) — путь (в том числе и железнодорожный), полоса. Бабилон дает  также перевод «поезд»
«каль» (??) — легкий, свободный.
перевод с иврита).

Кстати, желающие устроить встречу с Паскаль Беркович, подобную той, на которой удостоилась побывать я, могут сделать это через Израильский Лекторский Центр. Тел. 03-6136444, www.hamartzim.co.ilinfo@hamartzim.co.il

Оригинал: http://asyat.livejournal.com/

Комментарии и отзывы

Нашли орфографическую ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter