Отсутствие ног — еще не причина для группы инвалидности


Отсутствие ног — еще не причина для группы инвалидности. С таким вердиктом столкнулась жительница поселка Ириклинский Татьяна Додонова, проживающая в Орске. Попав в чрезвычайную ситуацию, жительница п. Ириклинский лишилась обеих стоп и теперь с трудом передвигается по квартире. Но получить вышеупомянутую справку женщина не может до сих пор.

image_12012016183210_14526055308747

Татьяна с трудом передвигается по комнате. После 10-15 минут она вынуждена садиться из-за боли в ногах. После ампутации ходить приходится буквально на пятках. Беда настигла женщину в марте прошлого года, когда та возвращалась из Приморска домой, в Ириклу.
— Ехали ночью по трассе, чтобы успеть на работу, сломалась машина. А до ближайшего поселка — 20 километров. 18 километров прошли, я потеряла сознание, а очнулась в реанимации, — рассказала нам собеседница.

Сильное обморожение привело к гангрене, а затем — ампутации обеих ступней. Татьяна собрала все документы на оформление инвалидности, но вердикт медиков ее шокировал.
— Сказали, мол, вас таких много, инвалидность положена на одну ногу — левую, потому что больше всего отрезана, но мы вам ее не дадим. Созванивались с Оренбургом, вас таких много.

image_12012016183257_14526055772909

Пострадавшей дали совет — купить ортопедическую обувь, может будет полегче. А стоит обновка несколько тысяч рублей. Денег, признала Татьяна, нет даже на адвоката, чтобы судиться с медицинским учреждением. А между тем, наша собеседница привыкла добросовестно работать, просить о помощи — не в ее характере.
— В 93-ем году получила ожог, врачи предлагали: давай оформим инвалидность, я отказалась, поскольку чувствовала себя здоровой, могла работать, а сейчас я даже долго стоять не могу, даже на рынке торговать — сидеть же постоянно нельзя, — горько заметила женщина.

Читайте также:  В Челябинске инвалид не может получить свой протез

Официальная бумага новотроицкого бюро медико-социальной экспертизы №27 гласит: инвалидность не установлена, то же касается и способности к самообслуживанию и передвижению. В учреждении нам пояснили, как члены комиссии выносят свои решения.
— Каждая патология имеет свой процент функциональных нарушений, мы находим в приказе ситуацию, если конкретная ситуация дает цифры от 40 до 100% — это основание для разных групп инвалидности. При проценте до 30 оснований для инвалидности нет, уровень ампутации тоже имеет значение, — пояснила нам руководитель бюро МСЭ Марина Серова.
Проще говоря, если человек не может пройти 100 метров — одни его жалобы, как бы врачи ни сочувствовали, толку не дадут. Нужны объективные данные обследования, почему (!) пострадавший испытывает боль. При этих словах почему-то вспоминается относительно недавняя практика: люди с ампутированными конечностями были вынуждены ежегодно доказывать свою инвалидность. Мол, новые руки-ноги у них не отросли. Нам подсказали вариант выхода для нашей героини: вновь обратиться в лечебное учреждение за направлением на экспертизу, при отказе там обязаны выдать справку, с которой можно и нужно пройти повторное обследование. Будем надеяться на то, что обе стороны найдут взаимопонимание, и вопрос решится на местном уровне.

Добавим, что Татьяна одна воспитывает маленькую дочь, которая сейчас живет вместе с пожилыми бабушкой и дедушкой в Ириклинском. Девочка учится в четвертом классе, на одни пятерки, увлекается рисованием, пишет стихи. Из-за отсутствия какого-либо постоянного дохода наша собеседница не может забрать ребенка к себе, пока мать и дочь вынуждены общаться по телефону и с помощью писем и открыток.

Дмитрий Старостенко.

Фото Павла Сагайдака.

Источник: http://orsk.ru/

Комментарии и отзывы

Нашли орфографическую ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter