«Люди с безграничными возможностями»


В издательстве «Альпина Нон-фикшн» выходит книга «Люди с безграничными возможностями». Журналист Владислав Дорофеев и его коллеги собрали истории людей, которые рассказывают о том, каково это – быть красивым, счастливым и свободным несмотря на то, что все вокруг говорят «твои возможности ограничены». Авторы проекта считают, что возможности «особенных» людей – безграничны.

MG_4958-600x400

Фото со съемок проекта «Акрополь» / acropolis-now.org

 

772Анна Киселева, 1992 г. р., от рождения недоразвитие левой ноги (предположительно из-за того, что папа служил в Чернобыле во время аварии на АЭС), профессиональная спортсменка, двукратная рекордсменка России (2009 год) по плаванию на дистанции 400 метров вольным стилем, 18-кратная чемпионка России, победитель Всемирных игр IWAS 2013 года среди лиц с ампутацией (два серебра, бронза). В 2014 году завершила карьеру в профессиональном спорте.

В 2015 году окончила РГУФКСиТ (Российский государственный университет физической культуры, спорта, молодежи и туризма). Училась в музыкальной школе с мировым именем – детской хоровой школе «Весна», много гастролировала по миру. Работала спортсменом-инструктором в первой московской адаптивной спортивной школе № 80, гримером на телеканале «Культура». Модель проекта «Акрополь».

«Инвалидности у меня как таковой нет, я ее не чувствую»

«Я оказалась из тех 10% детей, что рождаются с какими-то аномалиями по неизвестным на то причинам. Мама с папой у меня замечательные. До моего рождения они любили меня всем сердцем, мама до такой степени волновалась за меня, что не принимала таблетки даже при самой жуткой головной боли, чтобы не навредить мне.

Никто из моих родных, естественно, не курил и уж тем более не пил. У нас есть предположение, что, возможно, в моей особенности виновата папина служба в армии. Он был ликвидатором в Чернобыле, где произошла авария на атомной станции, и папа вместе с частью был направлен на ликвидацию последствий аварии. Но при планировании беременности родители отправляли папины анализы даже в Германию. И всё было в норме. И у моего младшего брата всё в порядке. То есть инвалидности у меня как таковой нет, я ее не чувствую».

«Сразу же после родов меня отобрали у мамы и не показывали в течение недели»

«Родилась я в 1992 году, перестройка, неизвестность, все чего-то боялись. Во время беременности УЗИ не выявило никаких отклонений, и когда я появилась на свет, для всех было неожиданностью, что у меня имеется недоразвитие ножки. В том роддоме работали ужасно жестокие и злые люди. Сразу же после родов меня отобрали у мамы и не показывали в течение недели. Обзывали ее и наркоманкой, и другими страшными словами, что якобы она жизнь мне испортила, и никто ей не отдаст такого ребенка.

MG_5588-600x400

Фото со съемок проекта “Акрополь” / acropolis-now.org

Все мои родные подписывали бумаги, что не собираются отказываться от меня и отправлять на удочерение в Америку. Крестная, доктор медицинских наук, подняла на уши большое количество людей. С боем и скандалами меня в прямом смысле этого слова отвоевали. Мама до сих пор с содроганием вспоминает те жуткие для нее дни».

«Пьяный врач под Новый год начал выкручивать мне стопу не в ту сторону»

«А потом всё. Я росла среди обычных детишек, никогда не чувствуя, что отличаюсь чем-то от других. Ничего и никогда меня не ограничивало в движении. В детстве и бегала, и на велосипеде каталась, и плавала.

В моей школе до 6-го класса большинство одноклассников и не подозревали, что у меня протез вместо ножки. И то узнали они об этом потому, что я легла в больницу на девять месяцев, и им очень хотелось меня навестить, а классная руководительница переживала, что мой “видок” может их травмировать. Два года моей жизни ушли на две совершенно бестолковые операции. Мне пообещали, что за семь лет смогут вытянуть ногу до нормальных размеров и я никогда больше не буду носить протезы.

Два раза по девять месяцев я лежала на кровати в подвешенном состоянии с 10 кг колец и спиц в ноге, по живому рвущими мою кожу. Затем пьяный врач под Новый год начал выкручивать мне стопу не в ту сторону. Я понимала, что он крутит не туда, плакала, кричала, но никто меня не слушал.

Спустя четыре месяца на обходе главный протезист той клиники с первого взгляда увидел, что этот ненормальный сделал. Предложили либо терпеть еще девять месяцев (а я уже пролежала девять), либо ампутировать стопу. Я отказалась от всего, сказала, чтобы с меня сейчас же сняли эту дрянь, и я уже больше не возвращалась на госпитализацию в то место. Поэтому в данный момент видно, что я чем-то отличаюсь от толпы. А могла бы ходить еще и со сгибающейся ногой, и никто бы и не заподозрил, что со мной что-то не так.

Читайте также:  Инвалиды заплатят за здоровых

Сегодня я как раз думала, что была бы не против сделать протез с какими-нибудь красивыми рисунками. Всё равно прохожие обращают на меня внимание, так пускай смотрят на что-то необычное, а не на подобие ноги с кожей мертвецкого вида».

 

Хочу с парашютом прыгнуть, просто протез сниму, чтоб не свалился кому-нибудь случайно на голову с неба.

«Я буду первой!»

«Сохранилась видеозапись, в которой я стою на тумбочке в полтора года (еще без протеза на то время) и со взглядом в никуда твердо заявляю: “Я буду первой”. Во мне всегда существовало стремление добиться во всём всего самого лучшего. В начальной школе была отличницей. В средней школе появились четверки из-за двух лет больницы, но окончила школу я с теми же ребятами, с которыми пошла в первый класс.

В начальной и средней школе ребята выбирали меня “президентом” класса, хотя фанатизма быть лидером у меня никогда не было. В детской хоровой школе “Весна”, которую я окончила с красным дипломом, я была и руководителем музея музыкальных инструментов, и старостой класса. Единственное, что меня очень расстраивало, – я не могла участвовать с хором во всех гастролях. Наши руководители очень боялись, что мне будет тяжело физически, и поэтому не брали меня в большинство поездок. Но потом я сумела доказать, что мне всё нипочем, и последние несколько лет были для меня самыми счастливыми в детстве. Мы побывали на гастролях в Италии и Словении, а в Испании выиграли наивысшую хоровую награду Гран-при и приз зрительских симпатий, обойдя невероятно сильные взрослые хоры. Хоровые лагеря у нас проходили каждое лето в Словакии.

Мое детство было самым счастливым благодаря всем окружающим меня людям. Не было ни дня, чтобы я сидела дома без дела. Я занималась плаванием, ходила в художественную и музыкальную школы, изучала английский. Я готова была заниматься всегда и всем. И это стремление никуда не девалось за эти годы. Что, надо отметить, мешает при поиске работы.

Каждое мое детское воспоминание наполнено огромной любовью и счастьем. Детский садик, школа, хоровая школа “Весна”, летняя дача. И я, и мои друзья обожаем каждый кусочек того огромного мира».

«Люблю жизнь, люблю ее до жадности, и, наверно, это меня и сломало»

«Мне было девять лет, когда мой будущий тренер Елена Щелочкова позвонила маме и предложила позаниматься плаванием в Олимпийском. В тот момент я переходила в старший хор в “Весне”, а это сулило огромную занятость, и плавать в какой-либо день, кроме субботы, я чисто физически не могла. Потому что наша музыкальная школа не какой-то кружок любителей музыки, а серьезная, не по годам взрослая организация, в которой пропуск какого-либо занятия не по уважительной причине является неподобающим.

Читайте также:  Счастливая жизнь девочки после ампутации

Я проплавала год по субботам, на первых соревнованиях заняла первое место, обогнав всех девочек, с кем начала плавать. А потом мой тренер ушла в декретный отпуск и предложила нам перейти в группу к другому тренеру. Я категорически не хотела заниматься у кого-то, кроме Елены Владимировны, и так закончилось мое первое знакомство с водой.

Когда мне исполнилось 14 лет, она снова позвонила нам и предложила уже серьезно попробовать свои силы в спорте. Я как раз окончила школу “Весна” и решила попробовать. Поначалу мне всё давалось легко, играючи. Результаты росли очень быстро, и буквально через два года я выполнила норматив мастера спорта, стала чемпионкой страны. В 2009 году дважды побила рекорд России для пловцов-паралимпийцев. А потом, видимо, достигла предела, улучшала время, но очень медленно. Начала много болеть, переживала, что пропускаю, но всё равно билась и мечтала о сборной. Несколько лет результат просто стоял, а иногда скачками улучшался. Но статус чемпиона я не отдавала, и за десять лет стала 18-кратной чемпионкой. Профессиональный спорт – это очень тяжело. Каждый день одинаковый: тренировки, сборы. Спортсмены любят ставить в статусах социальных сетей свой девиз: “Есть. Спать. Тренироваться”.

Я, видимо, не из того теста оказалась. Люблю жизнь, люблю ее до жадности, и, наверно, это меня и сломало. А сломалась я психологически, и почти все мои старты заканчивались нервными слезами. Решила, что этого достаточно и пора попробовать себя в чем-то другом».

«Купили кота»

«По возможности каждый день хожу в тренажерный зал. В бассейн пока как-то совершенно не тянет. Да в общем-то никак не вспоминаю. Выигрывала и выигрывала. Неееееееееет! Но после ухода из спорта в моей жизни нет никаких лакун. У меня появилось огромное количество новых интересных знакомств и занятий. Я каждый день заполнила тем, чем давно мечтала заняться, но не было возможности и времени из-за плавания.

Пошла на курсы визажистов, затем стилистов по прическам, изучала английский, больше времени стала отдавать учебе. Наконец-то начала много времени проводить с семьей, друзьями, молодым человеком. Мы сделали ремонт в квартире, которую оставили мне прадедушка и прабабушка, переехали, купили кота».

«Люблю помогать и стараюсь это делать всегда»

«Мне встречаются люди, которые относятся к инвалидам скорее с огромным уважением, нежели с сочувствием. Потому что и сами ребята с ограниченными возможностями становятся другими.

Конечно, бывают иногда ситуации из ряда вон выходящие, но в основном с людьми, которые всё еще живут в СССР, где инвалидов не существовало. И видя нас, совершенно не похожих на тех немощных людей, что показывают по телевизору, им бывает трудно понять с первого раза, что мы действительно можем нуждаться в их помощи или понимании ситуации.

Сейчас всё кардинально меняется. Сейчас по всей Москве идет реорганизация общественных мест. Мы всё чаще с друзьями отмечаем, как здорово, что об этом думают, и как хорошо, что на улицах стало больше появляться маломобильных граждан. Но если ты чего-то хочешь, то возможно всё. У меня есть большое количество знакомых людей на инвалидных колясках, которые такие же оптимисты, как и я. У них практически не возникает нерешаемых проблем по этому вопросу. Улыбка творит чудеса.

Помогали ли мне когда-нибудь незнакомые люди? Да, конечно! И не раз. А вот были мы в Барселоне прошлым летом и передвигались в основном на метро. Лето, жара, я в коротких шортах, и, конечно, всем видно, что у меня есть какие-то ограничения. Но ни разу никто не уступил мне место. В нашей стране за такое однажды незнакомый мне человек в нос дал не уступившему мне место. Интернет и соцсети – это для инвалидов огромные возможности: общения, обмена опытом, познания мира. Конечно, это удобная вещь для мгновенной связи. Но настоящая жизнь не там».

Читайте также:  «Что бы с вами не произошло – улыбайтесь детям»

 

Честно говоря, мне никогда не было плохо до такой степени, что я могла бы сказать: “Мне очень плохо”. Такого тяжелого душевного состояния у меня не возникает и потому, что я люблю людей.

 

Люблю помогать и стараюсь это делать всегда».

«Смысл моей жизни в движении»

«Мои друзья — это выпускники лучших вузов страны, пловцы, как паралимпийцы, так и олимпийцы, ученые, музыканты, фотографы, мечтатели, путешественники по жизни. В последние годы я читаю редко. И в основном читаю только классику. Мало современных авторов находят отклик в моем сознании. Вдохновляет многое: и любовь, и семья, и друзья, фотография, путешествия (обожаю), природа, музыка. Обожаю творить, учиться. Очень люблю участвовать в проектах, которые предлагает Янина Урусова. Благодаря ей я стала участником показа на неделе моды Mercedes Benz Fashion week, моделью в проекте “Акрополь”. Кто-то из команды проекта “Акрополь” позвонил моему тренеру с приглашением об участии в проекте в качестве модели, и я тут же согласилась.

Люблю всё новое, тем более связанное с медийной сферой. У меня вообще присутствует неуверенность в себе, и на время съемки ребята помогли мне абсолютно избавиться от этого чувства. Было прекрасно.

Мои последние увлечения – фотография и работа стилистом. Мы часто вместе с мужем, с семьей, друзьями выезжаем на природу, путешествуем, ходим в кино, на концерты, в бары, устраиваем вечера дома.

По дому я управляюсь без каких-либо проблем. Смысл моей жизни в движении. Стремлении вперед. Потому что я свою жизнь воспринимаю как нереальное волшебное приключение».

«Два года стою в очереди на протез»

«Сейчас возникла большая проблема с протезированием. Мне нужно от государства бесплатное протезирование, хотя бы раз в год. А я уже два года стою в очереди на протез. Люди, вставшие в очередь в 2013 году, только-только (май 2015 года. – Авт.) начали протезироваться. Это очень огорчает. Как и отсутствие возможности получения парковочного места».

MG_5890-600x400

Фото со съемок проекта “Акрополь” / acropolis-now.org

«Для меня и моих друзей мир никогда не делился на “мы” и “они”»

«Не должно быть разделения в принципе. Все люди разные, здоровых на 100% не существует, и зачем указывать на уровень заболевания.

Помощь может понадобиться каждому, просто кому-то в большей степени. Необходимо уничтожить эти сложившиеся стереотипы, и тогда проблема интеграции инвалидов в общество в разы будет легче. Потому что инвалидов нет. Есть люди с внешними особенностями. И мы отличаемся умением адаптироваться в абсолютно любых некомфортных или нестандартных ситуациях. И многих из нас отличает отчетливая любовь к жизни.

96dpi_700px_rgb_ludi_s_bezgranichn_vozmojnost_obl_11_2015

Книга «Люди с безграничными возможностями»

К тому же я себя не считаю инвалидом. Мне даже во дворе неловко ругаться за инвалидное место. Когда есть возможность скрыть, я скрою свою инвалидность. Например, при приеме на работу. Но в итоге работодатели относятся к моей особенности именно как к суперсиле.

Поясню. Незрячий человек никогда не скажет, что “он прослушает посланное ему сообщение”, он скажет – “прочту”! А колясочник скажет вам на проходе: “Позвольте, я пройду”. Потому что в нас живет суперсила!

Повторюсь, что для меня нет различий, с кем общаться, с инвалидами или другими людьми. Никакой разницы!

Но я часто думаю о том, что многие из людей с особенностями превратили свои недуги в суперсилу. Как в комиксах. Люди Х или еще как-нибудь. Мы действительно другие.

 

Но никогда передо мной не стоял вопрос: как мне принять себя такой, какая я есть? Никогда! Потому что принять себя такой, как есть, – это значит быть счастливым каждую минуту от макушки до кончиков пальцев».

Владислав Дорофеев

Фрагмент из книги «Люди с безграничными возможностями»

Источник: http://www.pravmir.ru/

 

Комментарии и отзывы

Нашли орфографическую ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter